28 ноября 2010 г.

Всё из детства.

Что-то я к вам зачастила. Тут такая благотворная почва, что, даже не смотря на то, что никто особо не комментирует, всё равно такое ощущение, что тебя отлично понимают. Может быть, я это сама себе придумала, но это ничего не меняет.

В этот раз я хочу рассказать о том, что начала понимать, а самое главное – признавать, совсем недавно.

В детстве, в какой-то момент, я поняла, что мною быть очень не выгодно. Конечно, это понимание было не таким, как сейчас, а на том уровне, на каком это могло быть у 4-ёхлетнего ребёнка. Я никогда об этом раньше не думала, но всё началось с того, что дети начали сравнивать и выбирать как-то не так, как это было в ещё более раннем детстве. Тогда я просто подстраивалась под то, что есть. Со временем, это всё только усугублялось.

В начальных классах со мной мало кто общался, я не была душой компании, а всегда была где-то с краю. Меня почти никогда не приглашали танцевать, не заговаривали первыми, я была очень стеснительной и от этого - очень резкой. Всё это пряталось за чрезмерной активностью. Я выступала на детских праздниках, занималась во многих кружках, чтобы только потом сказать, что я занимаюсь этим, этим и ещё вот этим, и чтобы на меня смотрели, как на интересного человека. Естественно, тогда, в силу возраста, я понимала это иначе.

Ближе к 6-7 классу я стала очень худой и ещё более закомплексованной. Мне казалось, что со мной общаются из жалости. Именно тогда, я неосознанно решила, что приятнее быть кем-то другим, кто более популярен, и с кем дружат. Как ни странно, это подействовало. Я, одну за другой, мерила маски. А за масками не было ничего. Время шло, а я катилась вниз по наклонной плоскости. Каждый день я просыпалась как на каторгу, мне постоянно было грустно, я дерзила и огрызалась, ни в чем не видела смысла. И дело было не в переходном возрасте, хотя это тоже добавляло жару.

В старших классах я поняла, что никуда не могу вписаться, ни в одну компанию, какую бы я маску не надела. Внешне, всё было в порядке, но внутри у меня всё сворачивалось в тугой узел. Только наедине с собой этот узел развязывался, но оставалась какая-то необъяснимая тоска, и, не смотря на это, быть в таком состоянии мне нравилось гораздо больше. Так я решила, что пора завязывать с масками и становиться уже собой. И пусть лучше я буду одна, но без этого тугого узла внутри. Но не тут-то было. Только я решила не изменять себе, как сразу же возникла проблема: не изменять себе? а кто это?

Дело в том, что все те годы, пока другие формировали свой собственный «почерк», я красовалась перед зеркалом, примеряя маски. Конечно, может быть, другие тоже только и делали, что красовались перед зеркалом, но дела это меняет. В любом случае, я поняла, что все мои увлечения были вовсе не моими, а просто «крутыми», как сейчас говорят. Просто это было модным и популярным, и считалось, что если у тебя такие-то и такие-то увлечения, то, автоматически, ты попадаешь в «элиту». Как я уже сказала, я не могла никуда полностью вписаться. Я, как элемент мозаики, никак не могла найти свое место в общей картине: я не могла закурить, не могла напиться, не могла использовать мат, не могла быть раскрепощённой и ещё много чего. Передо мной всегда стояла какая-то стена, которую я не могла сломать. А сейчас я понимаю, что не «не могла», а просто не хотела.

Естественно, когда не принимаешь законов «стаи» и не живешь по ним, то рано или поздно тебя оттуда выгоняют. И ты остаешься наедине с собой, не понимая, что вообще происходит…

Тот период был очень трудным. Все, кто меня окружал, куда-то исчезли, и я осталась одна со своим недо-Я. Но по мере того, как я по крупицам собираю своё Я, мое окружение меняется вместе со мной. Как же всё-таки тут всё ловко устроено. Тут – это во Вселенной. Кажется, что я из себя ничего не представляю: так, пылинка, а с другой стороны – понимаю, как мои поступки, через года, могут вернуться ко мне, да ещё и зацепить других, и всё пойдёт-поедет, как цепная реакция. Вселенная действительно похожа на химическую реакцию с множеством компонентов, одним из которых является человечество в целом, и каждый в отдельности. Эти процессы настолько трудно представить, что я даже не могу толком осознать всю их грандиозность и удивиться.

Что касается спектакля моей жизни: я думала, что избавилась от этой страсти примерять маски, но всё равно они никуда не исчезли. Страсть заменилась необходимостью. Либо ты со всеми, либо – один. Но тогда тебя просто растерзают. Стоит ли говорить о том, как ты начинаешь ценить и дорожить теми, кто рядом с тобой, а не с твоей маской…

Мария Ачилова.

1 комментарий:

  1. То, что вы смогли увидеть и признаться себе - уже большой шаг.
    Вы пишите, что собираете себя по крупицам. Но как понять, что это - именно ваше? Когда встретитесь с очередной "крупицей", прислушайтесь к себе. Есть ли сомнения? Какая часть тела сомневается? Решение принимает всё тело или та сомневающаяся часть?
    Каждая ваша "крупица" должна звенеть и переливаться всеми цветами радуги.
    Вы сказали, что Вселенная похожа на химическую реакцию. Вселенная - это макрокосмос. Но ведь есть и микрокосмос - человек. И в нём происходят такие же химические реакции. Вы сами говорите о том, что человек является одним из компонентов макрокосмической (вселенской) химической реакции. А какие компоненты входят в микрокосмическую реакцию? Как раз эти "крупицы". И вопрос состоит в том, можете ли вы "вступить в реакцию" с этими "крупицами" или нет. Ведь некоторые элементы просто неспособны реагировать друг с другом.

    ОтветитьУдалить