30 января 2012 г.

Импрессионизм

Начала писать про Индию и заблудилась. Хочется объективно и бесстрастно написать, и одновременно передать как было здорово, а это вроде противоположное? Сюда же влезают чувства, впечатления, пятьсот воспоминаний, и получается сумбур на много страниц, который никогда не закончится. Но раз уж Малика благородно пишет полный отчет о поездке, я просто набросаю то, что лично мне больше всего запомнилось. Так что получается субъективно и страстно. )))
Самое первое большое впечатление – от дома Шри Ауробиндо в Пондичерри, где он жил со сподвижницей. Стоило зайти в главный двор, внутри сделалось тихо, легко и как-то безбрежно спокойно. Абсолютный покой, наверное так. Никогда раньше я не чувствовала ничего абсолютного, все время что-нибудь да примешивается. Так что это – впервые. Если вы посмотрите на парочку портретов, снятых (кем, кстати? кому спасибо сказать?) с близкого расстояния сразу после посещения дома, станет понятно, что всем там что-то было. https://picasaweb.google.com/edobrago/SouthIndiaDecember2011
В доме была библиотека с фотографиями. Молодой Шри Ауробиндо смотрит с фотографий очень заразительно, чем-то он напомнил мне юных революционеров, и, может быть, Че Гевару с Фиделем. Сподвижница (Мирра Альфасса – француженка турецко-египетского происхождения, псевдоним - Мать) в молодые годы была немного похожа на актрису Чурикову. Честно говоря, она мне не понравилась. Впрочем, это может быть от того, что в преклонном возрасте она напомнила мне уже Н.К. Крупскую. Взгляд у нее странный и нельзя сказать, что добрый. Что-то меня в этом взгляде беспокоило, она мне даже через пару дней на точке привиделась. Кстати, в Пондичерри мы с Маликой стояли на точке у океана, но оказалось, что так стоять трудно, потому что отвлекаешься на шум волн.
Перед поездкой я не могла запомнить ни одного индийского географического названия, потому что они были длинные и ни с чем не ассоциировались. Теперь я никогда не забуду название города (а вернее, городишки) Тируваннамалаи, прилепившегося к гигантскому храму огненного Шивы и священной горе Аруначала, куда набилось два миллиона паломников в день нашего восхождения. Гора запомнилась больше всего, как и остальным. Кажется, я была единственной, кто начал подъем в обуви. Потом мы дошли до домика и пещеры доброго человека, имени которого я все не могу выучить, но обязательно выучу. Его звали Шри Рамана Махарши – только что посмотрела в гугле. Из домика совершенно не хотелось уходить, потому что я там почувствовала себя в самом правильном и комфортном месте. Как будто я встала на место, как кусочек головоломки. И еще там был финт с пространством, как будто оно вместе со мной: домик и пещера маленькие и темные, обычно мне в таких местах делается не по себе, а тут ни малейшего признака клаустрофобии. Было хорошо и как-то дружелюбно. Этот человек тоже смотрел с фотографий и был немножко похож на доброго волшебника.
У домика кеды я сняла и пошла как все. Что там говорить, босиком по горе – это совсем не как по пляжу. Скорее как по лесу, в котором много корней, камней и иголок, и он еще встал дыбом, чтобы тебе невыносимо было подниматься, а еще хуже – спускаться. Гора все время делала такие штуки: смотришь наверх и видишь ее вершину, уже совсем недалеко. Прилезешь на вершину, а это еще вовсе не она – просто очередной ярус, снизу не всю гору видно. И так несколько раз. А при спуске огромные башни храма очень долго были ужасно маленькие, сколько бы ты уже ни прополз. Все это происходило в гуще индусов, которые быстро вспархивали наверх и слетали вниз. Кто-то из наших (Паша?) заметил, что, при таких толпах везде, никто ни разу не наступил нам на ноги – это правда! Удивительная ловкость и деликатность. Они же нас еще постоянно трогали на удачу, но
это было совсем ненавязчиво. Глубоко потрясла доброта и участие местного населения, которое от души веселилось от неуклюжести бледнолицых, но при этом очень активно помогало. Один дал место в тени, чтобы присесть, другой предложил схватиться за него и провел за собой, третий поделился водой. Даже хрупкая девочка-подросток протягивала тете руку, чтобы та на нее опиралась. Тетя, конечно, с девочкой так поступить не могла и продолжала самостоятельно ползти, распластавшись и раскорячившись, как насекомое, только они быстрые, а она, то есть я, как будто в очень замедленной съемке или глубокой осенью. И в руках у меня были кеды, что придавало картине легкий оттенок безумия.)))
Когда все закончилось, настало невыразимое счастье. Кажется, у всех. Вечером было здорово смотреть с крыши гостиницы на столб ритуального огня, который зажгли на вершине Аруначалы. Я сохранила местную газету на тамильском, которая вышла на следующее утро с фотографией огненного столба на первой полосе. В качестве побочного эффекта этим восхождением я реабилитировалась перед самой собой за случай в Крымских горах лет шесть назад, где трудностей было гораздо меньше, а стенаний выше крыши.
Чидамбарам, храм Шивы-Натараджи. Место, про которое много говорил Илья, поэтому я не знаю, где было мое непосредственное восприятие, а где – возникшее под впечатлением рассказов. Красивые брамины (это точно мое ))). Мы там попали в павильон Канака Сабха, где Шива, как считается, исполняет свой танец и куда не пускают иностранных туристов. Тут надо сказать отдельное спасибо Илье и Саше, которые показали нам все это и благодаря чьему опыту и талантам мы попали в самые заповедные места, которые никогда бы не увидели без них. Так вот, внутри меня в этом павильоне были подъем, волнение и еще такое странное чувство в груди, которое бывает, когда смотришь на фотографию любимого человека. Еще я там сделала о себе неприятное открытие: когда судорожно записывала имена близких людей в книжку для упоминания в молитвах (павильон закрывался, брамины торопили), забыла одного из них. Стало быть, отношение мое изменилось. Не изменилось бы, не забыла бы.
Сам храм очень красивый, разноцветный. Там была фантастическая колоннада, которую я, увы, не успела рассмотреть, потому что все уже побежали дальше. Храмовые колоннады меня вообще завораживали своей красотой и таинственностью. Стало понятно, что индуистские храмы с колоннадами используют разработчики компьютерных игр, когда хотят поместить действие в обстоятельства древние и магические. См., например, Final Fantasy X. И персонажей тоже заимствуют: Хануман-обезьяний бог кажется мне прототипом Кимари из той же игры.
Танжавур – храм огромный и рыжий. Там были теплые камни под ногами и очень простая в отличие от других, но очень прикольная колоннада: она была расположена по всему периметру, как в древнеримской архитектуре, в ней создавалось впечатление уединенности и было здорово бродить.
Еще мне понравился девичий храм в Каньякумари (самая южная точка Индостана) – он был небольшой совсем, соразмерный человеку, и в нем тоже хотелось быть. Состояние приподнятости, и уютно как дома.
Возле этой южной точки был очень интересный океан – жутко соленый и теплый, со светлой водой, и как будто на самом краю земли, а дальше ничего нет. Хотя мы знаем, что дальше – Шри-Ланка, куда как-то перепрыгнул Хануман прямо, можно сказать, с того места, где мы стояли.))
Мне показалось, что индуистские ритуалы от любых других отличаются только по форме, ритуалы меня не трогают. Священнослужители разные, как и везде: хорошие, честные, жадные, ушлые и т.д. Но абсолютно во всем – детская непосредственность.
Очень трогательно выглядят вывески внутри храмов, например, на табличке написано «на даршан - направо» а чуть ниже – реклама цементного завода.
Все путешествие можно условно разделить на три части – паломническая в Тамилнаду, расслабленная в Керале и раздолбайская на Гоа. Первая была самая трудная, но и она же – самая лучшая. Запоминающаяся, и в эти места хочется вернуться. А без Гоа я еще сто лет проживу.
О, вот еще крамолу скажу – мне понравился Мумбаи, он же Бомбей! Я его тепло вспоминаю и еще бы раз приехала уже нормально город посмотреть. Мы же там вынужденно застряли на сутки, долго не могли найти жилье и видели трущобы, которых даже в кино не показывают. И люди целыми семьями живут под мостами вроде нашего третьего транспортного кольца. Но какая была радость обнаружить там классическую индийскую гостиницу с дырой в стене (когда-то это было гнездо под вентилятор, он сгнил, поэтому – сквозная дыра на улицу) и названием волшебной страны Шангри-Ла! (я не написала, что в Тамилнаду мы все время останавливались в таких, прямо скажем, клоповниках, успели их полюбить и даже по ним заскучать, пока жили в комфортных домиках Кералы). И какой там занятный рынок, и милейшая бабушка с внучкой на этом рынке, которая приветливо к нам обратилась. И лапши такой я в жизни не ела, как в грязнущей бомбейской забегаловке, век не забуду. Еще мы ехали в моторикше, который то и дело разгонялся и тормозил, бешено жал на клаксон, мы с Пашей и Ильей сидели заваленные рюкзаками, которые торчали отовсюду и хотели выпасть, а Малика восседала на нас и под аккомпанемент ильевого «ачмаааа» подпрыгивала на кочках и норовила вылететь, но всякий раз натянутый над нашими головами верх мягко возвращал ее обратно.
Ну что скажешь, было здорово. И навсегда во мне застрял вопрос: ну почему при такой бедности индусы все время улыбаются и радуются как дети?! 

Добрая гора

Комментариев нет:

Отправить комментарий